© 2019 by Anna Chesnokova

 

Модель — моя сестра Наталья. Мать троих детей, домохозяйка. Она-то и стала собирательным образом, на который вдохновили меня немного моя жизнь и истории моих знакомых и родных.

Вторая модель - соседка Вера Васильевна, 92 года.

Четыре на первый взгляд несвязанных работы четырех совершенно разных авторов: 

— “Прозерпина” Данте Габриэль Россетти; 

— “Любительница абсента” Пабло Пикассо; 

— “Святая Роза Лимская” Карло Дольчи; 

— “Портрет матери” Ха́рменс ван Рейн Рембрандт.

Но для меня лично Прозерпина Россетти и Любительница синенького у Пикассо — про одно и тоже. Про источник жизненных сил и энергии в жизни. Каждая женщина , как и Прозерпина в темнице, проводит половину (а то и больше) жизни в обязанностях и служениях ближним. Но ее греет и вдохновляет мысль о выходе в свет, о реализации себя как личности вне стен дома\офиса. Она черпает силы в возможности покинуть стены и выйти на свет, выхватить долгожданный глоток свежего, чистого воздуха (сходить в театр, увидеться с подругами, ублажить себя в СПА, уединиться в творческой мастерской, или другое), а потом можно обратно туда, где нет тебя, а есть только служение и темница под названием “Ты должна…”. Моя Прозерпина в халате дома, за спиной просматривается окно

.

Любительница абсента Пикассо также ищет источник счастья. Но находит его на дне бокала. Ее жизнь перечеркнута, она одинока и ищет успокоение в алкоголе и полностью погружена в мысли о своей жизни, о том, что же пошло не так, что можно было бы изменить и что было бы, если бы. Сколько таких женщин убитых бытом и безразличием близких мы знаем? Да на каждом шагу! Но моя героиня не в отчаянии и не одинока, нет. Просто иногда, когда все родные уже спят, дома наведен порядок, вещи на утро для детей и мужа наглажены и завтрашний день полностью расписан, она садится за стол, наливает себе немного синенького, красненького или беленького, сладенького или сухого и погружается в воспоминания о юности или мечты о безоблачном будущем или просто об отпуске. 

Казалось бы Пикассо и Россетти писали свои картины о разных женщинах в разное время, но они об одном — жизнь состоит не только из радостей, но и из печалей, горестей, труда, разочарований, одиночества, разлук. Но каждый из этих художников показывает разные пути выхода. 

Вообще, на мой взгляд, жизнь женщины в юности и в большей степени в зрелости — и есть вечная борьба 2 противоположных начал: духовного и телесного. 

Прототипом образа Женщины в расцвете сил и стала картина Карла Дольчи “Святая Роза Лимская” — женщина абсолютно прекрасная душой (она изображена с нимбом) и телом, физически (не только прекрасное лицо говорит нам об этом, но и полный венок прекрасных роз как символ земной красоты). Обычная женщина не святая, но в душе каждой из нас живет немножко-Мадонна, живет то, небесное, чистое, прекрасное… Поэтому и за спиной моей Розы виднеется подобие нимба, но не целого, а лишь на половину, так как в жизни каждой из нас есть место греху и пороку. И этот симбиоз святости и порока и делает нас уникальными. Моя Роза прекрасна лицом. Но венок не полон (ну невозможно быть совершенным физически, есть изъяны у каждой, да и в принципе красота — понятие совершенно

субъективное), и несколько увядает как символ быстротечности внешней красоты. Взгляд ее не устремлен вверх и не наполнен божественным благоговением. Нет, но взгляд ее уверенно смотрит вперед в будущее. Молодость и зрелость — динамичны, наполнены борьбой души и тела, но удивительно прекрасны! 

Но когда розы увяли значит пришла старость. И она совсем другая. Она уже не заполняет собой все пространство как Молодость, она уступает место пустоте. Она статична и спокойна. У ней нет сил для борьбы и внутреннего конфликта. Есть лишь покой, смирение и благодарность за прожитые годы.